Грузия: битва полов на поле профессий

Декабрь 12, 2016

Разделение профессий на «мужские» и «женские» — один из важнейших факторов дискриминации женщин по гендерному принципу в Грузии. 

Нино Герзмава

Nino Gerzmava

Нино Герзмава, журналист и участница тренингов IWPR. Фото IWPR

Согласно результатам новейших исследований, в грузинском обществе до сих пор преобладают традиционные взгляды о гендерных ролях женщин и мужчин: мужчина – лидер, а женщина – домохозяйка.

«Функция женщины – воспитывать детей, выполнять домашние дела, а мужчины – экономическое обеспечение семьи… Общество считает эти гендерные роли естественным продолжением сущности женщины и мужчины», гласит выдержка из исследования Программы ООН «Для способствования гендерному равноправию в Грузии» (Общественное отношение к гендерному равенству в политике и бизнесе).

«Существующие в прошлом стереотипы… и сегодня являются нормой для общества. Представители обоих полов твердо верят, что это должно быть так и естественно, передадут этот стереотип будущим поколениям», — читаем и в обобщающем заключении исследования Центра гражданской включенности — Гендерная роль женщины в обществе.

Даже на фоне глобального социального и технического прогресса, существующие по сей день стереотипы о женщинах и мужчинах распространяются и на профессии. Распределение труда в Грузии по большей части происходит не исходя из знаний, навыков и опыта, а по гендерному принципу.

«Связанные с профессиями стереотипы идут с детства. В этом плане большую роль играет школа, где детям с математическим талантом говорят, что у них «мужской ум», а девочек учат тому, что такое «женское дело». У женщины фактически нет возможности выбора», — говорит координатор Сети гендерного равноправия Мая Куправа.

Согласно утвердившемуся в обществе мнению, техническая сфера больше подходит для мужчин (инженерно-строительные специальности, менеджмент, курьер, водитель). А сфера обслуживания (повар, педагог, медсестра, фармацевт, реципиент, уборщица) – для женщин.

53-летняя Дали Мархулия по профессии инженер-строитель дорог. Дали училась в политехническом институте Грузии. В ее группе из порядка ста студентов она была единственной женщиной:

Дискомфорта в связи с профессией у Дали никогда не было. Ее уважали, но поблажки из-за того, что она женщина, никто не делал. В беседе она вспоминает один случай, когда помощник лектора воспользовался его отсутствием на экзамене и из «уважения» поставил тройку по начертательной геометрии (этот предмет всем давался с трудом), так как думал, что Дали женщина и никак не сможет сдать. Фото из личного архива

«Последний объект, над которым работала, была дорога из Сухуми до моста Ингури. К сожалению, продолжить работу по профессии не смогла – началась война, вышла замуж… Если бы не эти факторы, уверена, что была бы успешной в карьере », — уверена собеседница.

Также как и Дали, многим женщинам в Грузии отказываться от карьеры приходится именно из-за семьи.

«В первую очередь женщинам в карьерном росте мешает неправильное распределение ролей в семье… так как «традиционно женщина должна быть самоотверженна для семьи». И сами респонденты женского пола ставят семью на первый план, соответственно, не могут разрушить «стеклянный потолок» служебной стратификации», — считают исследователи Центра гражданской включенности.

Общество и работодатели Грузии считают определенные профессии соответствующими конкретному полу. Люди, которые не садятся в эти клише, часто становятся объектами всеобщего обсуждения.

22-летний Георгий Чеишвили, по данным международного конкурса WorldSkills, является чемпионом Грузии-2015 среди младших поваров. По его мнению, стереотип «место женщины на кухне», в Грузии больше не актуален.

«Не могу представить себе кухню без женщины, они все-таки по-другому смотрят на все детали. Но это никак не означает, что их место именно или исключительно на кухне. В последнее время в Грузии развилась индустрия питания и отдыха. Больше не считается зазорным быть официантом, уборщиком… Стыдно выпрашивать у родителей карманные деньги. У нас на работе количество мужчин преобладает над женщинами и мы идеально срабатываемся», — говорит Георгий.

Руководитель Горийского гендерного медиацентра Натия Омадзе считает, что в плане изменения общественного сознания есть прогресс, но несущественный.

«По сей день на руководящих позициях все же отдают предпочтение мужчинам. К примеру, приведу статистику трудоустроенных в мэрии муниципалитета Гори: из трудоустроенных 111 человек: 58 – женщины, 53 – мужчины. Хотя из 12 должностных лиц, лишь 3 женщинам доверили эту ответственность», — объясняет Натия.

Огромная часть населения Грузии трудоустроена в домашнем хозяйстве. По официальным данным Департамента статистики (женщины и мужчины в Грузии), «тенденция того, что главой домашнего хозяйства по большей части рассматривается мужчина, остается неизменной… Количество таких домашних хозяйств вдвое превышает те хозяйства, где глава — женщина».

По мнению координатора Сети гендерного равноправия Майи Куправа, женщины в основном работают на низших, не понравившихся мужчинам позициях и соответственно оплата труда меньше.

«Инициатива введения механизма гендерного квотирования в парламенте встретила большое противостояние со стороны мужчин парламентариев, из-за страха роста конкуренции и потери мест. То, что 16-процентное участие женщин в политике большое достижение (ред. В созыве нового парламента страны после выборов осенью 2016-ого, женщины составляют 16%), на самом деле печально. Необходимо оздоровление этой статистики», — считает эксперт.

Согласно статистическим данным за 2015 год, зарплата женщин в Грузии была в среднем на 11% меньше чем у мужчин.

«Несмотря на то, что сейчас 30% содержащих семью – женщины, население считает, что… лучше женщине не работать, либо иметь менее загруженную «подходящую для женщины работу». Выдержка из исследования компании «АиСиТи» (Общественное отношение к гендерному равенству в политике и бизнесе).

Психолог Мака Гогохия объясняет, что подобные стереотипы основаны на физиологических, психологических и социальных факторах.

«Мы не можем убежать от биологического фактора. Разница между женщиной и мужчиной есть, но это не означает, что кто-то привилегирован. Исходя из биологических и психологических особенностей создаются определенные тенденции и стереотипы, которые мешают нам в развитии и в них теряется индивидуальность».

88-летняя Венера Ломая – герой социалистического труда, сборщик чая. В 18-летнем возрасте получила звание Героя Труда СССР за то, что в день собирала пять тонн чая. Прошедшие годы вспоминает с гордостью.

«Был очень тяжелый труд. Кроме женщины мужчина бы с этим не справился. Откуда мужчины могут столько работать?! Часто выступала на конференциях, руководила местным звеном комсомольцев, участвовала и в союзных соревнованиях», — вспоминает она.

«И все же профессия должна формироваться согласно психологическому и биологическому устрою», — считает психолог Мака Гогохия.

«Выбор профессии не должен происходить в результате агитации, как это происходило в советский период, а также не должно быть ограничений в этом плане. Выбор должен быть сделан индивидуально и общество должно принимать этот выбор».

Дискриминация во время приема на работу является одной из самых распространенных форм дискриминации по гендерному признаку. В отличие от большинства проживающих в Грузии женщин, в этом плане повезло епископу Евангелистско-Баптистсой церкви Русудан Гоциридзе.

Русудан Гоциридзе – единственная женщина в Грузии с высоким духовным саном.

«В 2008 году, когда меня сделали епископом, это решение было единогласным со стороны Синода. Во время разрушения Советского Союза женщину епископа даже во сне невозможно было представить. Затем за повышением уровня знаний последовал прогресс. Пока еще в 90-х годах, когда училась в духовной семинарии, ощущение равенства между мужчиной и женщиной уже не было для нас просто словами», — вспоминает Русудан.

«У государства нет сформированной политики. Но не замечать то, что что-то меняется в лучшую сторону, неправильно. Просто темп жизни очень ускорен, текущие изменения в государстве не поспевают за ним и поэтому велико недовольство. Изменения в основном создаются на бумаге и там же остаются. Все программы, планы действий должны сопровождаться бюджетом. Без надлежащего финансирования их выполнение невозможно и не происходит. Сложно в таких условиях говорить о больших изменениях, которые мы ждем», — считает координатор Сети гендерного равноправия Мая Куправа.

Эксперты в один голос согласны с тем, что реформа образования и четко сформированная целенаправленная государственная политика являются лучшим выходом из сложившегося положения.


В опубликованных на сайте материалах сохранены термины и топонимика используемые авторами. IWPR и редакция сайта не несут ответственности за содержание авторских материалов.

Материал подготовлен в рамках проекта по усилению навыков женщин при финансовой поддержке Миссии наблюдателей Европейского Союза

About Нино Герзмава

Нино Герзмава - журналист и участница тренингов IWPR.

Comments are closed.

Copyright © 2015 WOMEN-PEACE.NET