Домашнее насилие в Абхазии: невысказанная правда

Май 08, 2019

В Абхазии нет закона «О домашнем насилии», так как считается, что происходящее за стенами домов — это дело сугубо личное.

Марианна Котова


Милиция беседует с мужем Мадины и осматривает дом с целью обнаружить наркотики (Марианна Котова/ OC Media)

«Приезжайте скорее, мне нужно сегодня попасть в милицию. Я больше не могу», — раздается голос подопечной благотворительного фонда «Киараз». Мадина (имя изменено) позвонила в фонд после очередного взрыва ее мужа.

В этой семье дети и жена находятся под террором своего отца. Отец — инвалид войны 1992–93 годов. Перебивается случайными заработками. Мать воспитывает четверых детей. Старшему — 16, младшей дочери — три года. Живут они в селе, где снимают дом. Основной доход их семьи — это пенсия мужа в 10 500 (185 долларов США) рублей, и детское пособие 5 000 (98 долларов США) рублей.

Семье пришлось взять кредит для покрытия медицинских затрат, когда их пятый ребенок родился недоношенным. Чтобы его выходить, потребовались немалые финансовые средства. Но спасти мальчика не удалось. Он умер, а долг остался.

«Он всегда был невыносимым, часто кричал, а иногда даже пытался меня бить. Между вспышками агрессии проходило достаточно много времени, но в последнее время он каждый день приходит домой злым. Ему ничего не нравится, он всегда находит повод для недовольства», — рассказывает женщина.

Мадина говорит, что будет рада, если мужа посадят в тюрьму. «Он приходит домой с друзьями и курит план прямо в комнате. Все это видят дети», — объясняет она.

Моральная помощь

Помогает женщине Кама Гопия, директор благотворительного фонда «Киараз». В момент создания, четыре года назад, фонд должен был помогать бедным многодетным семьям. Но на практике они приняли решение помогать всем, кто находится в отчаянном положении.

Сегодня фонд помогает более чем 3 000 человек. Пока в основном охвачена только восточная часть Абхазии.

Как рассказывает Кама, вначале она думала, что помогая продуктами, строительными материалами и медикаментами, она сможет решить проблемы бедных семей. Но выяснилось, что часто приходится оказывать моральную поддержку.

В основном подопечные фонда живут хоть и бедно, но дружно. Но есть три-четыре, где насилие случается регулярно. Иногда приходится звать на помощь юристов.

Милиция на стороне домашних тиранов

«Когда я ему сказала, чтобы он не курил в присутствии детей, тогда он и набросился на меня. А когда не смог избить, то сломал дома все печки», — рассказывает Мадина.

В милиции ее внимательно выслушали и записали показания. Участковый инспектор сразу вызвал оперативную группу и направила их осмотреть дом и задержать мужа потерпевшей по подозрению в хранении наркотиков.

Речь не шла о том, чтобы задержать мужчину по причине домашнего насилия. Закона, предусматривающего наказание за домашнее насилие, в стране нет. Но оперативные работники все равно попытались отговорить женщину подписывать заявление.

«Вы столько прожили вместе, неужели только сейчас поняли какой он? Лучше просто разведитесь. Вы сейчас помиритесь, а мы просто потратим свое время», — говорили они.

А потом в разговоре с журналистами обмолвились о том, что даже если в крови у мужа найдут наркотик, то его все равно выпустят и не станут держать 15 суток в следственном изоляторе.

В Абхазии существует негласное правило отпускать ветеранов и инвалидов войны. И даже если у него дома найдут наркотик в большом количестве, то большой срок ему не дадут.

У женщин нет поддержки государства

Натела Акаба — председатель Ассоциации женщин Абхазии. Ассоциация разработала концепцию закона против домашнего насилия. Но их обращения в парламент не были всерьез восприняты.

«В прошлом созыве не нашлось никого, кто бы заинтересовался нашим проектом создания закона «О домашнем насилии». Один из депутатов даже ухмыльнувшись, сказал, что у нас в республике такой проблемы нет, а наша ассоциация просто отрабатывает западные деньги», — рассказывает Натела Акаба.

OC Media обратились к внефракционному депутату парламента Левону Галустяну с вопросом, на какой стадии рассмотрения в Парламенте закон «О домашнем насилии». Он сказал, что проекта такого закона нет даже в канцелярии Народного собрания.

Ассоциация женщин Абхазии руководит единственным кризисным центром для женщин-жертв домашнего насилия в республике. Он уже полгода работает на грантовые средства, предоставленные через КОБЕРМ (это программа спонсируется ЕС и осуществляется ООН). Когда проект завершиться, центр прекратит свою работу. Но и за такое короткое время, работа центра показала, что подвергающихся домашнему насилию женщин в стране немало.

«Поэтому отрицать это явление будет невозможно», — говорит Акаба, надеясь, что этот факт заставит правительство задуматься и начать работу по созданию закона.

По словам детского психолога Анжелы Ладария, закон «О домашнем насилии» позволил бы также уберечь огромное количество детей. Зная, что агрессия в семье наказуема, многие вели бы себя гораздо спокойнее, сказала психолог.

Она добавляет, что в отсутствие такого закона, домашнее насилие ведет к тому, что «у ребенка включается защитный механизм, и пропадают важнейшие детские навыки: любопытство, игривость, доброта. Психика травмируется, и такой ребенок не может стать полноценным взрослым».

«Не все готовы признать себя жертвами»

В кризисном центре Ассоциации женщин Абхазии есть психолог — Юлия Дубицкая. Она принимает звонки и оказывает первую психологическую помощь. Психолог рассказывает, что не все подвергающиеся домашнему насилию женщины готовы признать себя жертвами.

Дубицкая говорит, что многие звонят и жалуются на побои или угрозы физической расправы со стороны мужей. Но когда дело доходит до личной встречи, женщины отказываются, объясняя это тем, что факт насилия был просто частью семейной ссоры, а муж уже попросил прощения.

«Женщины просто отказываются признавать себя жертвами, потому что признав это нужно будет делать второй шаг. Это развод, на который многие из них не готовы, потому что не видят поддержки ни со стороны родственников, ни со стороны государства», — говорит Дубицкая.

Психолог рассказывает, что за время работы центра, несколько женщин все же решились на развод, в чем им помог юрист Ассоциации. Но это исключительные случаи, а не рядовая практика.

Все географические названия и термины, используемые в данной статье, являются словами автора, и не обязательно отражают точку зрения редакции OC Media.

Перепечатано с издания OC Media.

Comments are closed.

Copyright © 2015 WOMEN-PEACE.NET