Домашнее насилие в Абхазии: распознать беду

Декабрь 09, 2016

С домашним насилием чаще всего сталкиваются женщины в постконфликтных регионах. Так называемый «слабый пол» в сложной социальной обстановке становится еще слабее, а мужчины еще агрессивнее.

Марианна Котова

Domestic violence

Алкоголь – частый катализатор семейного конфликта, повод распустить руки, но причины чаще кроются гораздо глубже. Фото с открытого ресурса Commons.Wikipedia.com

Марина, назовем ее так, женщина свободная, но не одинокая, ей 61 год, у нее двое детей и трое внуков. Но живет она одна в доме, который сама же и построила. Не в буквальном смысле: возводили его строители, но вкладывала в строительство Марина собственноручно заработанные деньги, хотя и была замужем.

Муж, имени которого мы упомянуть не можем из соображений анонимности и безопасности, уже бывший, тоже живет в Сухуме. До сих пор так же бездельничает как и в молодости.

Но обо всем по порядку. В конце девяностых, Марина развелась с первым мужем, как она рассказывает, тихим пьяницей. Хотя уже достаточно взрослые дочери Марины отца очень любили, они были не против, если мать устроит свою личную жизнь с другим мужчиной.

«Ухаживал он очень красиво, цветы, подарки, постоянно беспокоился о моем самочувствии. Я почувствовала себя снова молодой, красивой и любимой женщиной, — рассказывает Марина. – Да он выпивал, но это не были запои, как у бывшего мужа, тем более, кто из мужчин на Кавказе не выпьет пару-тройку стаканов вина за столом».

Но, по словам Марины, после того как они стали жить вместе, новый муж сильно изменился. Оказалось, что пьет он не только на застольях. Водка помогала снимать ломки.  Ветеран войны, плотно сидел на тяжелых наркотиках.

«Когда очередной дозы не оказывалось, он брался за бутылку. Чем больше он пил, тем более жестоким становился. Если я отказывалась давать ему деньги на водку, он бросался на меня с кулаками, заставлял пить вместе с ним. И в один прекрасный день схватился за топор», — рассказывает женщина.

Она берет меня за руку и дает нащупать прямо на макушке глубокий шрам.

«Он пробил мне череп и оставил умирать, но я сумела добраться до телефона, позвонила дочери, и выдавила из себя всего одно слово: все», — не сдерживая слез, рассказывает Марина.

По словам женщины, даже после выписки из больницы она продолжила с ним жить, потому что он грозил убить ее, если та решит выгнать его из дома.

«Пойти к сыну жить он не мог. Тот был против нашей связи. Гордость ему не позволяла. Поэтому у него был один выход – запугивать меня. И я боялась, — сквозь слезы продолжает свой рассказ женщина, — он бил меня поводком от собаки, кидал в меня стаканы, а я терпела, потому что хотела жить. Но в один прекрасный день мне стало все равно. Я ему сказала, чтобы он меня убил, если это единственный способ от него избавиться, и он ушел. Может быть, ему стало просто не интересно».

На вопрос почему она не обратилась в милицию, Марина отвечает, что это было бы бесполезной тратой времени. По ее словам, сын этого человека, очень влиятельная персона. Он абхаз, а она русская.

«Моя судьба никому бы не была интересна», — говорит Марина.

Распознать агрессора

По мнению психолога Михаила Григорьева, этот случай не уникален. В подобные ситуации попадают в основном женщины и чаще всего в постконфликтных регионах.

Во-первых, потому что так называемый «слабый пол» в сложной социальной обстановке становится еще слабее, а мужчины еще агрессивнее.

Алкоголь – катализатор конфликта, повод распустить руки, но причины чаще кроются гораздо глубже. По словам Михаила, освободиться от отношений с агрессивной личностью гораздо труднее, чем избежать их. И для этого необходимо знать признаки будущей беды.

«Распознать в партнере склонность к насилию можно по некоторым признакам еще до того, как отношения приобретут официальный характер. Маркерами агрессивных тенденций в личности могут выступать: сверх-контролирующее поведение мужчины, вербальная агрессия, она очень часто предваряет переход к физическому насилию в будущем, неспособность контролировать себя в неожиданных или экстремальных ситуациях, жестокое отношение к животным. Эти негативные проявления должны насторожить и стать, как минимум, поводом для обсуждения с партнером»,- говорит психолог.

По словам Михаила, редко жертва домашнего насилия находит в себе силы справиться с проблемой самостоятельно. В нашем традиционном обществе трудно найти понимание в этом вопросе даже среди самых близких людей, поэтому если женщина остается без поддержки друзей и родных, лучше всего обратиться к психологу. А не стараться справится с бедой самостоятельно.

Однако, как рассказывает Михаил, очень редко жертвы насилия в Абхазии обращаются к специалистам, поэтому трудно судить, насколько эта проблема актуальна для нашей республики.

А тем временем Ассоциация женщин Абхазии, в рамках всемирной кампании 16 дней активизма против насилия над женщинами-2016, провела анонимный интернет опрос, в котором участие приняло 352 жителя Абхазии.

Опрос показал, что более половины опрошенных считают, что в республике проблема домашнего насилия существует, столько же знают о ней не понаслышке. А 67% уверены, что Абхазии необходим закон «О домашнем насилии».


В опубликованных на сайте материалах сохранены термины и топонимика используемые авторами. IWPR и редакция сайта не несут ответственности за содержание авторских материалов.

Материал подготовлен в рамках проекта по усилению навыков женщин при финансовой поддержке Миссии наблюдателей Европейского Союза

About Марианна Котова

Котова Марианна - журналист. Штатный корреспондент независимого телеканала в Абхазии "Абаза-ТВ", также сотрудничает с "Радио Свобода", и в качестве фрилансера публикуется на различных общекавказских информационных ресурсах.

Comments are closed.

Copyright © 2015 WOMEN-PEACE.NET