Женщина стала новым министром по примирению и гражданскому равенству Грузии

Сентябрь 14, 2016

«Вовлечение женщин в миротворческие процессы для меня есть и будет приоритетом», — говорит Кетеван Цихелашвили.

Эдита Бадасян

Ketevan Tsikhelashvili

Кетеван Цихелашвили стала новым министром по примирению и гражданскому равенству Грузии. Фото Эдиты Бадасян

С первого августа 2016-ого года Кетеван Цихелашвили заняла пост главы в Аппарате государственного министра Грузии по примирению и гражданскому равенству. На своем посту она сменила государственного министра Паату Закареишвили. Последние 4 года Кетеван Цихелашвили была первым его заместителем.

Об этом и о результатах работы ведомства по примирению и гражданскому равенству  за последние 4 года в интервью Эдиты Бадасян:

— Как вы, в целом, оцениваете роль женщин в разрешении конфликтов?

Я верю, что чем больше женщин участвуют в этом процесе, тем больше мира. Поэтому, я хочу больше поощрять участие женщин в миротворчестве. Я также акцентирую свое внимание на гражданском обществе, так как там много активных женщин.

По своему опыту знаю, что женщины обычно более чувствительны хотя бы в гуманитарных вопросах.

Хочу рассказать вам небольшую историю. В первые дни, когда я стала заместителем министра, люди приходили ко мне на встречи. И среди них была одна женщина, мать которая потеряла своих двух сыновей в войне. Эта женщина говорила мне о необходимости поощрять и поддерживать диалог между женщинами и матерями с другой стороны, для мира и примирения. Она была такая энергичная, очень образованная, сильная женщина. Со всей этой болью, которую можно было заметить, она говорила о мире.

Когда ты видишь людей с таким тяжелым жизненным опытом, у которых есть смелость сказать, «я хочу говорить с ними, потому что, я знаю, у них такая же боль, и они знают, что означает мир». Эта встреча дала мне вдохновение.

— Какое направление вы планируете развивать?

Продолжающаяся оккупация территорий Грузии, километры колючей проволоки, неразрешенный конфликт — для многих людей это стало ежедневным тяжелым вызовом. Поэтому судьбы людей, пострадавших от конфликта, забота о них – один из наших главных приоритетов. Также подразумевается и население, проживающее вблизи оккупационной линии и на оккупированной территории и тысячи семей временно-перемещенных лиц, которые все еще не имеют возможности вернуться в собственные дома.

Одним из приоритетных направлений для меня также станет образование для жителей оккупированных территорий. Мы хотим предложить им больше возможностей в получении образования, включая обменные программы и учебу за границей.

С той стороны есть интерес, и уже меньше страха, что дает нам основу для работы. Мы знаем, что это нелегко. Но мы стараемся доказать, что наша политика не направлена против кого-либо, мы не ищем проблем, не ищем конфликта, не только с абхазами и  осетинами, но и с Россией.

Так же, направления диалога между народами, построение доверия, права человека, новые возможности и услуги для жителей оккупированных территорий – остаются неизменными для нас.

— Как вы собираетесь достичь мира и стабильности?

За последние четыре года, рядом реформ мы закрепили стремление Грузии к Европейской и Евроатлантиченской интеграции. В Грузии этот курс непреклонный. Мы хотим объединенную европейскую Грузию, которая может предоставлять равноправие всем ее гражданам, разным этническим группам. Мы готовы поделиться всеми выгодами и возможностями также с жителями окупированых регионов. Это наша линия, которую мы будем продолжать.

Это подразумевает предоставление лучшего образования, здравоохранения, также перспектив торгово-экономических отношений. Но это выгода также заключается в самом важном – защита идентичности. Потому что, это очень важная часть демократической модели развития, к которой Грузия сейчас стремится.

У нас есть новая стратегия по гражданской интеграции и равноправию. Министерство координирует осуществление этого процесса. Мы приняли этот документ в прошлом году. Он расписан на пять лет. В нем четко и понятно написанно, как гарантировать равноправие среди граждан и защитить разные этнические группы. Я думаю, это очень важно и для абхазов и для осетин, так как мы видим, что там идет четкая политика русификации.

Мы выделяем грузино-абхазские и грузино-осетинские отношения. И тут мы работаем, чтобы был диалог, построение доверия и примирения. Примирение – это очень важный процесс, поэтому и наше министерство тоже так названо. В нашем видении будущего, единая Грузия в первую очередь – это единение людей.

Как нам достичь этого? Единственный способ: строить мосты, строить доверие и мириться.  Да, это нелегко, у нас километры колючей проволоки разделяющей нас. Много разных ограничений. Также пропаганда, образа врага, стереотипы. И много боли, которая идет от большого количества пострадавших от конфликта семей.

— Как вы оцениваете ход миротворческого процесса? Встречи в Женеве?

Когда публично пишут о нашем регионе, часто употребляют выражение «замороженный конфликт». Но это не замороженные конфликты, это неразрешенные конфликты. Потому, что для людей, которыеживут на этих территориях, например, грузины в Гали, y которых отняли права получать образование на грузинском языке, не думаю, что для них конфликт заморожен. Или жители сел вдоль оккупационной линии, когда их похищают просто за то, что они живут там. Или тысячи внутренне перемещенных лиц, хоть они уже и обустроились в местах компактного проживания, но это никак не компенсация и у них есть пока что неосуществленное право на возвращение назад.

Женевский формат – один из компонентов миротворческого процесса. Главный подход Женевского формата — это все, что связано с договором о прекращении огня, неприменении силы, задействование механизмов безопасности на оккупированных территориях и третий вопрос, это гарантирование прав возврата внутренне — перемещенных лиц.

Если вы спрашиваете, достигнут ли прогресс в этом, к сожалению, нет.

Женевский формат переговоров высоко политизированный. Есть маленькие достижения в гуманитарной группе, например, пропуска для школьников, которые переходят окупационную линию или же проблемы, связанные с охраной окружающей среды, культурного наследия.

Но, к несчастью, очень много проблем, связанных с основными правами человека и гуманитарными вопросами, не решены. Права человека – это одна из главных задач в моей повестке дня.

— Что вы скажете по встречам в Эргнети и Гали?

Переговоры в Эргнети и Гали – очень  важны в бытовом плане. Эти форматы созданы для обсуждения конкретных инцидентов и их предотвращения. Иногда их тоже политизируют, но все же, в них больше пространства обсуждать на прагматичном уровне.

Помимо этого, есть другие контакты на уровне гражданского общества. Возможность прямого диалога как с представителями абхазского, так и с представителями осетинского общества. Изначально, от них не было взаимности, и все было очень сдержанно. Все же, со временем, все это сдвинулось с нуля.

— Как вы оцениваете роль неправительственных организаций и журналистов в миротворческом процессе?

Это очень важные направления, в некоторых случаях они даже важнее чем государственные. Потому что, есть моменты, где государство может сделать лишь очень мало, а НПО может сыграть позитивную роль в восстановление доверия и мира.

Считаю, что в будущем надо увеличивать количество миротворческих проектов в направлении народной дипломатии. Когда мы говорим о примирении – это не может произойти само по себе. Оно происходит от контакта между людьми, от профессиональных контактов. Очень продуктивны встречи людей одной профессии – они всегда находят общий язык, включая и журналистов.

Так же, очень важно, чтобы журналисты стали более чувствительными к вопросам, связанным с конфликтом. И чтобы молодежь больше участвовала в таких встречах и диалогах.

Comments are closed.

Copyright © 2015 WOMEN-PEACE.NET