Парламент Абхазии: мужской клуб

Март 28, 2017

Женщины Абхазии опять вне политики — в парламент прошла лишь одна женщина.

Арифа Капба

Заведующая новоафонского филиала Сбербанка Абхазии Наталья Смыр стала единственной женщиной в новоизбранном парламенте республики.

Особенности предвыборной гонки по-абхазски отражены на этой фотографии вполне однозначно. Фотографии кандидатов висят на замусоленных стенах подъездов домов, на дорожных остановках, на любых киосках, и на абсолютно всех столбах. Почти везде портреты мужчин, а вот найти среди них агитационный плакат женщины практически невозможно. Этот столб — иссключение. Фото Арифы Капба

12 марта в Абхазии прошли очередные выборы в Народное Собрание – Парламент республики. На 35 депутатских кресел претендовало 137 кандидатов, женщин среди них было всего 8. Для сравнения на прошлых парламентских выборах за право прийти в высший законодательный орган страны боролось 14 представителей прекрасного пола, но прийти в парламент сумела лишь одна —  депутат Эмма Гамисония.

Из восьми женщин, выставивших свою кандидатуру на этих выборах, три конкурировали в одном округе, таким образом, потенциально стать депутатами могли стать только шесть.

В последствии, только две дамы — адвокат Аида Ашуба и заведующая новоафонского филиала Сбербанка Абхазии Наталья Смыр — вышли во второй тур. Остальные шесть женщин-кандидатов так и не сумели обойти кандидатов-мужчин.

По итогам второго тура голосования, который прошел в Абхазии 26 марта, определилось, что и в новом созыве государственного собрания женщина все же будет. Наталья Смыр стала единственной женщиной в новоизбранном парламенте республики.

За женщин не голосуют

Почему так происходит – почему наше общество не отдает свои голоса женщинам? И почему так мало женщин решается вступить в борьбу за голоса избирателей?

Одна сторона этой проблемы в том, что женщин не выбирают, за них не отдают голоса, и, соответственно, у них нет возможности представлять интересы людей в парламенте.

Другая сторона этой же проблемы в том, что сами женщины во время выборов ведут себя крайне пассивно и не вступают в политическую борьбу. Почему так происходит? Ведь что такое 8 женщин среди 137 кандидатов? Цифра совсем незначительная.

Такую низкую политическую активность женщин во время  выборов, их неучастие в роли кандидатов абсолютно точно нельзя объяснить тем, что в республике нет достойных, образованных, профессиональных, готовых представить общество на уровне парламента женщин. Они есть, и их немало.

Еще во время предвыборной гонки многие пользователи социальных сетей задавались вопросами, почему так мало женских имен в списке кандидатов?

Так, один из пользователей социальных сетей, человек довольно известный в политической и общественной жизни Абхазии Нугзар Агрба на своей личной странице в соц сетях перечислил имена семнадцати всеми известных в Абхазии женщин, мнения и позиции которых по многим вопросам хорошо известны и четко артикулированы.

Агрба сожалел о том, что их не будет в новом парламенте и по его мнению, все они могли бы представить интересы народа наравне с мужчинами.

«Женщины не идут в политику, потому что они у нас умнее мужчин, — считает Нугзар Агрба, — ведь что такое выборы у нас, это политическая борьба на грани фола, это деньги, и это значит оставить на какое-то время семью, детей. Все это сложно для них».

Сложность предвыборной борьбы, зачастую использование грязных технологий, порочащих честь и достоинство отдельно взятых личностей – это именно тот фактор, который останавливает от участия в предвыборной гонке многих достойных женщин, убеждена сотрудница Центра гуманитарных программ Асида Шакрыл.

По мнению Ланы Цаава, «за женщин не голосуют» потому, что в абхазском обществе существует стереотип о том, что «мужчины умнее». И поэтому, не смотря на все заслуги, женщинам приходится вдвойне доказывать свою достойность. Фото Арифы Капба

«Мы, женщины, просто не готовы идти на такое, а практика показывает, что теперь без таких вот грязных технологий не обходится ни одна предвыборная компания, и потому никому не хочется быть в этом замешанным».

Проблему того, что «женщин не избирают» Асида не видит в каких-то особенностях ментальности и психологии людей.

«Я не думаю, что наше общество такое уж архаичное, чтобы не верить в то, что женщина может быть хорошим депутатом или руководителем. Пример тому, как представители довольно традиционного абхазского села Ачандара пришли просить нашу сотрудницу Лиану Кварчелия поставить свою кандидатуру в парламент и обещали непременно отдать именно за нее свои голоса, но Лиана отказалась,» — рассказывает Асида.

По словам Асиды Шакрыл, сложно сказать, в чем  конкретно кроется причина того, почему женщин не избирают в парламент, но немаловажным она считает тот факт, что избиратели, к числу которых она себя тоже причисляет, хотели бы голосуя за женщин точно знать за кого они голосуют, чем до предвыборного процесса занималась женщина-кандидат, что полезного она сделала для общества, каковы ее взгляды по важным, волнующим общество вопросам.

А на практике часто происходит так, что в предвыборной гонке участвуют женщины, которые по сути являются «черными лошадками» — о них мало информации.

Одной из тех, кто решился побороться за звание народного избранника, была молодой социолог, преподаватель кафедры социологии в Абхазском государственном университете Мрамза Джикирба. По работе она часто занимается социологическими исследованиями и общается с представителями различных слоев общества.

По мнению Мрамзы то, что женщины мало представлены в парламенте и органах власти на руководящих должностях объясняется «отсутствием в обществе опыта организации и создания женских движений, партий».

Принятие закона о равноправии женщин и мужчин не может само по себе изменить существующие в обществе стереотипы относительно женщины в политики, считает Джикирба.

«Для изменения такой ситуации некоторые  страны используют разные методы, в том числе систему квот, это вынужденная мера дает эффективные показатели. У нас такого нет, и потому ситуация не меняется,» — убеждена молодой социолог.

Она приводит в пример некоторые скандинавские страны, где представительство женщин в органах власти доходит до 30-50 процентов.

Например, в благополучной Норвегии у политики вполне себе женское лицо. Официальные цифры говорят о том, что 42 процента министерских портфелей отдано женщинам, а на двоих депутатов мужчин приходится три депутата женщин.

Все это непроста, считает эксперт по Норвегии Константин Мацан, в своей статье он утверждает, что политика гендерного равенства проводится в этой скандинавской стране не одно десятилетие, потому, что люди давно ощутили на своей жизни, что женский подход к политике дает хороший результат.

«Общественное мнение настолько доверяет министрам с женскими лицами, что любое правительство заинтересовано в том, чтобы привлечь достаточное их количество,» —  пишет эксперт.  Стоит отметить, что скандинавы пришли к этому не сразу, но существенную помощь в этом оказали именно квотирование мест в парламенте, у нас же о таких вещах пока сложно говорить.

Молодой юрист Лана Цаава, уже пользующаяся достаточным авторитетом в своем округе, посчитала, что будет полезна в парламенте хотя бы из-за того, что имеет весомый опыт в правовой сфере и не понаслышке знает о законотворчестве, так как входила в состав комиссий по подготовке законопроектов и поправок к действующим законам. Но и ее кандидатура оказалась не очень убедительна для избирателей.

По мнению Ланы Цаава, «за женщин не голосуют» потому, что в абхазском обществе существует стереотип о том, что «мужчины умнее».

«В нашей ментальности заложено, что с детства мальчикам нужно уделять больше внимания, и, кстати, именно женщинами — мамами , бабушками закладываются подобные мысли, — говорит Лана, —  Самый желанный ребенок в семье именно мальчик. Мальчикам дают образование, девочкам — нет и так далее. И где-то на ментальном, генетическом уровне в нас сидит такое мнение, что мужчина умнее».

При этом Лана не считает, что квоты сыграют в этом вопросе положительную роль:

«Я против квот по любым принципам: национальному, гендерному и другим. Мне непонятно, как их воплощать. Люди должны быть конкурентными по другим качествам».

То есть искусственно создавать такие условия, когда в одном округе проходит женщина только потому, что должна пройти именно женщина нельзя, считает Цаава, но другое дело, что если женщина по своим профессиональным качествам превосходит кандидатов-мужчин общество должно быть готовым ее избрать.

Напомню еще, что единственная женщина в прошлом созыве в одиночестве голосовала против набившего уже оскомину «закона об абортах» и сама пыталась хоть как-то продвигать «гендерный закон», который судя по всему вышенаписанному и по опыту благополучных Швеции и Финляндии, нам все же необходим.


В опубликованных на сайте материалах сохранены термины и топонимика используемые авторами. IWPR и редакция сайта не несут ответственности за содержание авторских материалов.

About Арифа Капба

Арифа Капба — журналист Абхазской Государственной Телерадиокомпании. Специалист в области международных отношений, Создала телевизионные авторские проекты «Анарха», «Иаартым Акуа» и «Икоу-иану». Сотрудничает с агентсвом “Sputnik Abkhazia» и сайтом «Алашара».

Comments are closed.

Copyright © 2015 WOMEN-PEACE.NET