Где начинается родина для молодых ВПЛ

Июль 09, 2015

Матери, ставшие беженками в августе 2008-ого года, говорят о дискриминации и угрозах, существующих среди молодого поколения. По их мнению, определенная часть послевоенных детей и подростков забывает об оккупированной родине и своим домом считает Гори и другие места временного расселения.

Поселение в Скра

Поселение в Скра/ Автор фото Нино Чибчиури

Беженка Нона Гоцадзе — мать двоих малолетних детей. После войны в августе 2008 года, она вместе с семьей проживает в поселении для беженцев в Каралети. Нона говорит, что вместе с болью, связанной с невозможностью вернуться в родное село, ее беспокоит ситуация с подростками. Она каждый день рассказывает своим детям о Лиахвском ущелье и истории о произошедших там событиях. Параллельно, она призывает родителей-беженцев к тому, чтобы они часто говорили с детьми о родных краях и необходимости возвращения.

Нона Гоцадзе

Нона Гоцадзе / Автор фото Нино Чибчиури

«Люди старшего поколения в меньшей степени задумываются об этом вопросе, поскольку их дети уже выросли и, естественно, у них меньше связанных с этим, обязательств. Но мы, молодые, у которых есть малолетние дети, как-бы разрываемся на две части. Поскольку мы хотим вернуться на нашу землю и параллельно думаем о наших детях. У меня двое детей, шести и десяти лет. Их родина уже в Гори, где они растут. Мы как можем учим их, и если спросить у моих детей, откуда они, они ответят, что из Кехви, но я понимаю, что это лишь результат наших разговоров, а не их идентичность. Большей части молодого поколения беженцев трудно понять, что их истоки в другом месте. Их друзья, одноклассники, школа, образование, улицы, по которым они научились ходить — все это здесь и они это знают. У них нет любви к утерянной родине. Мы воодушевляем их своими рассказами, но на самом деле они живут в другой реальности, и именно это я считаю серьезной опасностью для нового поколения. Мы, как родители должны больше разговаривать с нашими детьми, чтобы они не предали Лиахвское ущелье забвению», —  говорит беженка Нона Гоцадзе.

Мадлена Мтварадзе

Мадлена Мтварадзе/ Автор фото Нино Чибчиури

С ней соглашается другая переселенка из села Кемерти, Мадлена Мтварадзе, которая сейчас проживает в поселении для беженцев Скра. Она видит еще одну важную психологическую проблему в обществе внутренне переселенных лиц (ВПЛ): «В поселении мы часто говорим о теме конфликтов, у нас есть надежда на то, что мы обязательно туда вернемся, все же, часть настроена пессимистично и уже не верит обещаниям. Им кажется, что мы никогда не вернемся. Люди очень устали, некоторым очень трудно вновь собрать свои пожитки и начать новую жизнь, поскольку они уже обустроили тут жилье и привыкли к существующей здесь среде. Есть и такое мнение, что лучше жить в мире, чем в опасности и перестрелках, хотя мы все согласны с тем, что наши территории должны принадлежать нам».

Беженцы указывают и на проблемы с интеграцией в местное общество, поясняя, что до сих пор многие ВПЛ сталкиваются с оскорбительным отношением со стороны местного населения, что зачастую становится причиной противостояния.

«После стольких лет, мы, женщины-беженки, вновь испытываем унижение в тех или иных ежедневных ситуациях. Например, нас часто упрекают в том, что мы изгнанные, понаехавшие откуда-то и т.д. Несколько дней назад я сама оказалась в подобной ситуации и после этого, очень плохо себя чувствую, как физически, так и психологически. Очень трудно вспоминать о том периоде, когда мы покинули ущелье. Я тогда вообще не думала о том, что не вернусь туда, поскольку нам несколько раз уже приходилось покидать свои дома, потом мы возвращались и продолжали жить обычной жизнью. 6 августа (2008-ого года) ситуация стала очень напряженной и мы вывезли детей. Когда мы приехали в Гори, то и здесь 8 августа мы попали под бомбежку и наш страх удвоился», — отмечает Нона Гоцадзе.

По ее словам, очередной «удар» перепуганные люди получили уже став ВПЛ, когда повели своих детей в школу. Дети возвращались в слезах и говорили, что больше никогда не пойдут туда, так как там над ними смеются. Это продолжалось, по меньшей мере, в течении двух лет. Директора  школ вызвали родителей местных детей и категорически предупредили их, чтобы таких ситуаций больше не возникало.

«Это ситуация относительно исправилась, но я замечаю, что отношение со стороны взрослого населения становится все хуже. Трудно передать все то, что испытывают в этой обстановке беженцы, особенно родители», — утверждает Нона.

По мнению ВПЛ в районе Шида Картли, гражданское общество должно быть более активным в этом направлении. Было бы неплохо с этой целью провести совместную встречу, на которой приняли бы участие как ВПЛ, так и местные жители.

«Я часто участвую во встречах для молодежи, на которых мы разговариваем о существующей ситуации и рассуждаем о путях решения конфликта, но часть беженцев, из-за существующего настроения, не принимает участия в подобных встречах», — говорит Мадлена Мтварадзе, недавно принимавшая участие в тренинге, посвященному теме конфликта. По ее мнению, вовлеченность в мирные процессы важна для каждого гражданина.

«Мир важен» — на встрече под таким названием было обсуждено положение, существующее в зоне конфликта, и дана оценка настроению населения. Участники встречи, среди которых были и беженцы, прокомметировали последнее исследование международной неправительственной организации NDI, согласно которому, территориальная целостность не попала в топ-тройку самых важных национальных вопросов. По результатам общественного опроса, эта тема с 27% перешла на четвертое место.

tina asatiani

Тина Асатиани/ Автор фото Нино Чибчиури

«В обществе возникает вопрос, почему мы не активны в заботе о решении конфликта и в направлении миростроительства? Я думаю, что граждане активно следят за действиями правительства и не хотят вносить определенных препятствующих факторов. Я часто слышала, что тема социального положения затмила вопрос территориальной целостности и что люди разочарованы. Я всегда говорю, что решение любой проблемы человек должен начинать с себя. Должны существовать ценности и каждый гражданин должен почувствовать свою ответственность. В этих вопросах население не должно быть зависимо только от государства. Участие в гражданском обществе и внесение своей лепты в миростроительство возможно и результативно на любом этапе конфликта», — поясняет основатель и директор НПО «Общество для позитивных перемен» Тина Асатиани.

Часть же экспертов считает, что наряду с активностью гражданского общества, важна и роль системы образования, чтобы у нового поколения была точная информация о конфликтах. Они должны правильно мыслить и владеть навыками для урегулирования конфликтов и миростроительства.

Автор материала Нино Чибчиури

Comments are closed.

Copyright © 2015 WOMEN-PEACE.NET