Как выглядит жизнь женщины в зоне конфликта

Январь 18, 2016

Интервью Эдиты Бадасян с Нино Миндиашвили — жительницей приграничного села Никози, представительницей НПО «Луч надежды», которая не понаслышке знает, о жизни в зоне конфликта.

Нино Миндиашвили (2)

«Нельзя строить мир оружием. Поэтому, посредством неформального образования, тренингов, надо донести до молодежи, что конфликт должен разрешаться только мирным путем, и ни в коем случаем войной», — говорит Нино.

В аппарате Народного защитника Грузии, начиная с октября 2015 года функционирует Академия прав человека. Это специальный отдел и структурная единица, которая  работает в ежедневном режиме для повышения сознания людей в вопросах защиты прав человека. В рамках академии, были проведены несколько тренингов для разных групп, таких как учителя, журналисты, а также представителей Министерства обороны и НПО. Темы тренингов: дискриминация, гендерные вопросы, права женщин, механизмы прав человека, а также о роли прав человека в трансформации конфликтов.

Одна из активных участниц тренинга «Роль прав человека в трансформации конфликтов», который прошел в декабре прошлого года, была 28-летняя Нино Миндиашвили из Никози.

В Никозский район входят 3 села: Земо Никози, Квемо Никози и Земо Хвити. Население всех трех деревень — около 800 семей, примерно 1600 человек.

Ты чувствовала, что живешь в зоне конфликта?

—  Да, конечно, начиная с 1992 года. Мы так говорим: родились во время войны, выросли во время войны и живем также в военное время. Помню перестрелки, и постоянное ожидание, что вот-вот опять что-то начнется. Честно говоря, чувство страха у меня появилось тогда, когда уже война началась. До 2008-ого года мы ездили в Цхинвали, многие из села торговали там фруктами, овощами. В основном женщины. У нас были отношения с осетинами, и много близких друзей среди них. Я крестная мама осетинской девочки.

Знаете, в войне никто пушинками не стреляет, обе стороны пулями стреляли. Но главное, я хочу донести, что простые люди не стрелял друг в друга. Мы любим друг друга, хотим помириться и говорить друг с другом. Особенно, это касается моих сверстников. Я и сейчас не считаю, что они мои враги. Они такие же жертвы, как и мы. Мы и сейчас на связи со своими друзьями по телефону, но ездить, к сожалению, уже не можем.

А сейчас у нас такой хрупкий, как еще многие говорят, отрицательный мир. Я каждый раз на себе это ощущаю. Вот поднимаюсь на кладбище к отцу. Кладбище разделено на две части, посередине стоит грузинский пост. И видно как с другой стороны (с осетинской) сидит снайпер. Это минимум чувство дискомфорта и страха. Но я не собираюсь своего сына растить с образом врага.

— Что ты помнишь о войне в 2008 году?

— В 2008 году, в конце июня были постоянные перестрелки, то были убиты члены охраны Санакоева, то в Авневи парней ранили. Мы находились в постоянном страхе, периодически в подвале ночевали. Я работала в армии, в столовой, и 7 августа мы поехали в Гори, так как происходила ротация. Мы были танковая часть первой бригады в Никози. И вот 7 августа эта танковая часть должна была уйти. Один из военных у моего дома оставил свою машину, так как он сам на БТР был и хотел 10 августа приехать, забрать машину. Люди, когда видели танки, паникавали, а я еще успокаивала, говорила что это просто ротация, в то время как из Тбилиси позвонили и сказали, что начинается война…

Знакомый помог и вывез меня на машине, по дороге мы видели людей в панике. В поезде, в котором ехали люди, были выбиты все стекла. В тот день я добралась до родственников в Тбилиси, но мои родители и бабушка остались в Никози.

Ночью 8 августа в наш дом попал осколок бомбы. Никто не пострадал, но весь дом был фактически разрушен, я его до сих пор восстановить не могу, так и живем в полуразрушенном доме. Я думала постоянно, что я не смогу вернутся в родной дом. Изначально этой мысли не было, был инстинкт выживания, но позже эта мысль меня не покидала. Но, слава Богу, я смогла вернуться.

— Чем вы занимались до войны?

Нино Миндиашвили

Нино Миндиашвили — жительница приграничного села Никози, представительница НПО «Луч надежды». Фото из личного архива

— До войны 2008 года я работала менеджером в столовой для армии. А после войны я осталась без работы. Позже, в 2009-ом, начала работать в магазине продавщицей, но по состоянию здоровья долго там не проработала.

Вообще, после войны ситуация в селе была очень депрессивная. Большинство  молодежи просто потеряло надежду. Девочки чуть ли не после 10-11 класса замуж выходили, со словами: «А что нам дальше делать-то?». Все очень подорожало, раньше, если средний слой считался достаточно обеспеченным, сейчас остался средний слой, бедный и нищий.

После войны был перекрыт центральный канал оросительной системы, не было воды, и большинство деревьев высохли. Так было до 2012 года. Потом ситуация немного улучшилась, воду начали подавать, но все же так и не смогли восстановить орошение всей деревни. С периода 2010-2011 г. прошла газификация Никози, но у людей не было денег счетчики приобрести, чтобы провести газ к себе домой. После смены власти в 2012 всем бесплатно передали счетчики, как для газа, так и для воды. Были также проблемы и со связью, но компания мобильной связи «Магти» поставила вышку и теперь у нас нет проблем.

— Как получилось так, что из менеджера в столовой, вы стали работать в неправительственной организации?

— С 2010 года я работаю в женской ассоциации «Согласие», как учитель по информатике (так как это моя специальность) по линии неформального обучения. В тот период, не каждый умел работать с компьютером, но тогда многие уже переходили на компьютерную систему, была большая потребность в знаниях. По проекту «Согласия», на грант Евросоюза, были профинансированы курсы по обучению основам компьютера.

Лично я, на протяжении двух лет, обучала работе с компьютером на трехмесячных курсах. Я обучила около 150-ти человек: учителя, врачи, полицейские, простые граждане. Даже из соседних деревень приезжали, так как эти курсы были бесплатными. Нас было 16 активистов. И каждый, в этой жизни нашел свое место, обустроился. Мы старались и думали, чему именно учить и что делать, чтобы это было направлено на потребности населения.

А в 2012 году, мы открыли дочернюю от «Согласия» НПО и назвали нашу организацию «Луч надежды». Мы работаем в основном с молодежью, проживающей в приграничных с конфликтной зоной селах. Проводим работу по повышению уровня знаний, укоренению здорового образа жизни, улучшению социально-экономического положения, и включенности молодежи в процесс построения мира.

Мы отмечаем важные дни, например, всемирный день защиты детей, международный день мира, день уборки мусора. Мы занимаемся разными проблемами? такими как помощь одиноким старикам, делаем им подарки, или организуем для них мероприятия.

Также устраиваем лагеря мира или же эко-лагеря, где молодежь получает информацию об экологии. В 2014 у нас было 20 участников, а в 2015 – 33 человека.  Это дневные лагеря, но они пользуются популярностью и спросом. Просто больше чем 33 человека мы, к сожалению, принять не можем. Сотрудничаем с муниципалитетом. Хотя хочу отметить, что изначально было очень сложно с ними работать, из-за того, что любое мероприятие которое мы хотели провести, надо было постоянно согласовывать с местными муниципалитетом и полицией.

Также мы проводим различные исследования. Вообще, вся наша деятельность, принесла самый главный результат: к нашей организации в селе есть доверие.

— Расскажите о вашем проекте «информационно-коммуникационной платформы».

— Была создана страничка в социальной сети фейсбук – под названием «Информационно-коммуникационная платформа».  Я представляю там Никози. Речь идет о получении информации из 11-ти сел, которые находятся в приграничной зоне. Цель этой информационной платформы, чтобы, живущая в этих селах молодежь, первая сообщала бы о проблемах, которые происходят перед их глазами. Пока это увидят местные власти, или журналисты, молодежь может первой об этом писать и сообщать. И зачастую так и происходит. Мы пишем, эти темы подхватывают СМИ и общество узнает о них.

Мы пишем как о негативных вещах, так и о позитивных. И местное население часто узнает от нас новую и полезную информацию. Недавно, например, я помогла двоим студентам собрать необходимые документы, чтобы они получили финансирование учебы от государства.

Помимо того, что у нас нет качественного школьного образования, а детям приходится постоянно ездить в другие села, у нас также остро стоит проблема нехватки детских садов. В Никози был хороший детский сад, потом его разрушили после войны, можно сказать, кирпич за кирпичом вынесли. И на протяжении 20-ти лет мы жили без детского сада. И только, когда в силу вошел закон, по которому ребенка в школу не примут, если он не ходил в детский сад, тут наконец построили один детский сад на три деревни. Этого, конечно, недостаточно.

— Как вы считаете, почему важно принимать участие в тренингах, семинарах, посвященных трансформации конфликта, миростоительству и т.д. ?

— Чем больше людей получат знания в сфере миростроительства, тем эффективнее это будет осуществляться. Нельзя строить мир оружием. Поэтому, посредством неформального образования, тренингов, надо донести до молодежи, что конфликт должен разрешаться только мирным путем, и ни в коем случаем войной.

Интервью подготовила Эдита Бадасян

Comments are closed.

Copyright © 2015 WOMEN-PEACE.NET