Постоянные гости детского сада

Октябрь 27, 2014

В детском саду номер 1 города Гори 351 воспитанник, но лишь 152 из них занимаются в здании садика.

Здание детского сада, где проживают жители Зардиаанткари

Остальные 199 детей, их родители вынуждены отводить в другое помещение, специально арендованное государством, так как основную часть здания детсада занимают вынужденно перемещенные из зоны грузино-осетинского конфликта лица, которые уже не первый год борются за то, что-бы получить статус беженца и причитающуюся помощь.

С 2008 года здание детского сада приняло многих пострадавших в результате войны. Они приходили и уходили, убежище по возможности находили все. Но для жителей села Зардиаанткари, которые не могут ни получить статус беженцев, ни вернуться на постоянное проживание в свое село, здание детсада с 2008 стало прибежищем, хоть и мало приспособленным для жилья.

Село Зардиаанткари одно из приграничных с зоной конфликта сел в Горийском районе, где на протяжении долгого времени проживали этнические грузины и осетины. Во время 2008 года большинство жителей его покинуло. Но, несмотря на то, что лишь спустя четыре года — в 2012 году удалось восстановить контроль грузинской стороны над селом, оно не считается оккупированной территорией, а население — вынужденно перемещенным.

Ассоциация молодых юристов Грузии в течение четырех лет безуспешно пыталась помочь жителям Зардиаанткари в получении статуса ВПЛ.

«Согласно действовавшему тогда закону, Горийский район не считался оккупированной территорией и жителям Заардианткари не полагался статус беженца. Несмотря на это, мы все равно требовали от министерства по делам беженцев и расселению рассмотреть наши заявления. А поскольку министерство отказывалось, обращались в суд», — говорит адвокат-консультант Горийского филиала Ассоциации молодых юристов Грузии Дали Джаниашвили.

Лишь в 2013 году, конституционный суд удовлетворил иск Ассоциации. 14 статья Конституции Грузии запрещает дискриминацию. В своем иске Ассоциация указывала, что в закон «О вынужденно перемещенных с оккупированнх территорий лицах — беженцах» в 2011 году была внесена поправка, которая предусматривала присвоение статуса беженца лишь лицам изгнанным с оккупированных территорий и ставила в неравные условия жителей Горийского и Карельского муниципалитетов, которые не могли вернуться в свои дома из-за грозящей им опасности.

Конституционный суд согласился с мнением Ассоциации и признал неконституционной соответствующую норму закона. В результате, все лица, дома которых не входят в границы оккупированных территорий, но реально не попадают под эффективный контроль властей Грузии, получат статус беженца.

За четыре года, пока длилась тяжба Ассоциации с министерством, Зардиаанткари стало контролироваться грузинкой стороной. Жители приезжают в село, но не остаются там надолго из-за отсутствия элементарных условий.

Жители заявляют, что оставаться в селе надолго невозможно

Жители заявляют, что оставаться в селе надолго невозможно

«Дома разграблены, видите, даже лестницы украдены. Стены обрушиваются. У всех здание проблема с крышей, в дождь она протекает. Те, у кого дома сгорели, получили компенсацию. Нам досталась лишь одноразовая помощь в размере 700 лари от Красного Креста, на которые мы отремонтировали одну комнату. Но разве нам ничего не нужно, кроме одной комнаты?», — рассказывает 52-летняя Цисана Тазиашвили.

«У меня больное сердце, высокое давление. Постоянно нужны лекарства, без них я не выживу. Часто у меня нет на них денег. Все село живет за счет социальных пособий. Когда приготовишь жидкий суп и ешь его три дня, как можно так питаться? За этим годы никто нам не помогал. До выборов приезжали Эка Беселия, Паата Закареишвили, Георгий Вольски, депутат от Гори Сосо Вахтангишвили и пообещали помочь, но после выборов никто не появлялся».

Самая большая проблема села — вода. Из-за отсутствия оросительной воды, жители не могут заниматься сельским хозяйством. Пастбища стали недоступны. 58-летняя Вало Размадзе не покидала село даже во время войны.

«Когда вошли войска, я была тут. Никуда не уходила и меня никто не беспокоил. Нас защищали осетинские соседи. Но в селе уже невозможно жить, оно превратилось в пустыню», — говорит она.

«Сейчас я иду, чтобы накосить травы и покормить скотину, чтобы она дала молоко. У меня две коровы и этим я живу. Воды нет, чтобы что-то посадить или посеять. Одна поливка сада обходится 40 лари, откуда у меня такие деньги. Его же хотя бы три раза полить надо, а у нас даже питьевой воды нет, только сейчас делают скважину».

Представитель временной комиссии парламента Грузии по восстановлению территориальной целостности Гела Зозиашвили говорит, что правительство, строительством скважин, решило проблему питьевой воды в девяти приграничных селах Горийского,Хашурского и Карельского районов.

«Скважины уже отлажены и скоро завершится их размещение», — заявил он.

В сентябре 2014 года население Заардианткари обратилось к аппарату Народного защитника Грузии, заявив, что не отказываются возвращаться в село, а просят о создании элементарных условий.

«Представительница регионального управления аппарата Народного защитника в Шида Картли Нино Далакишвили приехала, осмотрела все дома, сделала опись, но мы все равно ни на что не надеемся. Так приезжают, осматривают и уезжают», — говорят жители села.

В здании детского сада жителям Зардиаанткари тоже живется несладко. Выбитые окна, неисправная система канализации и водопровод, антисанитария, мусор в фойе и во дворе, заполненный водой подвал. Жителей беспокоит и то, что территория не защищена и по ночам на нее проходят молодые люди, находящиеся в нетрезвом состоянии.

«Хотя в детском саду условия еще хуже чем в селе, мы не уедем. В селе не проведена граница. Кто гарантирует, что нас снова не выгонят?», — говорят обитатели здания детского сада.

Это создает трудности и работе некогда одного из самых престижных в городе детских садов, который вынужденно поделен на две части.

Та часть, что находится в здании детсада, занимает площадь лишь в 180 квадратных метров. В настоящее время функционируют девять групп, а две уже набраны на будущий год.

«Если кто-то попросит принять ребенка, я, к сожалению, вынуждена буду отказать. Не знаю, как долго мы еще будем так поделены на две части», — говорит директор детсада Лали Баиадзе.

«Государство говорит, зачем мне снимать отдельную площадь, когда у садика есть своя. Но для детского сада 180 квадратных метров очень мало. Мы не удовлетворяем никакие стандарты. Национальное агентство по контролю за продовольствием проверило нас и сделала замечания, так как у нас нет кладовой, раздевалок…», — говорит Лали Баиадзе.

При этом, по ее словам, администрация детсада понимает и тяжелое положение жителей Зардиаанткари.

«Эти люди жертвы несуществующей войны. Я очень хорошо понимаю их положение. Несмотря на то, что у меня нет статуса беженца и я не испытывала таких трудностей, я знаю, что значит жизнь в изгнании. Знаю, что значит закрыть за собой дверь родного дома где тебя встречает тепло. Кроме того, дошкольные учреждения должны соответствовать не только стандартам питания и содержания, но и хорошего воспитания и образования. К сожалению, существование детского сада в таких условиях невозможно. Но мы просим от этих людей только разделения, а не полного освобождения здания».

Автор Мзевинар Хуцишвили

About Мзевинар Хуцишвили

Мзевинар Хуцишвили, независимый журналист в Грузии

Comments are closed.

Copyright © 2015 WOMEN-PEACE.NET