Пробелы коммуникации в западной Грузии

Декабрь 22, 2015

Несмотря на десятки государственных и неправительственных программ помощи, внутренне переселенным лицам в западной Грузии ее постоянно не хватает. Участники процесса утверждают, что виноват эффект «испорченного телефона».

Panel discussion in Zugdidi

Участники открытой дискуссии в Зугдиди говорят, что в вопросах работы с ВПЛ не хватает коммуникации и доступной информации. Фото Александра Кешелашвили

На организованной грузинским офисом IWPR открытой дискуссии «ВПЛ в регионе Самегрело-Земо Сванети: пробелы в коммуникации» в городе Зугдиди (региональный центр западной Грузии), было отмечено, что несмотря на многолетнюю работу грузинского государства, множество участвующих в процессе организаций и потраченные миллионы, десятки тысяч внутренне перемещенных лиц (ВПЛ) в регионе Самегрело (западная Грузия) постоянно испытывают нехватку информации о существующих программах помощи и их осуществлении.

После грузино-абхазкого конфликта прошло уже больше двух десятилетий, но последствия выселения сотен тысяч грузин из отделившейся от Грузии Абхазии остаются проблемной реальностью для 84 000 ВПЛ в регионе Самегрело-Земо Сванети. Этот регион Грузии является вторым по величине пристанищем для ВПЛ после столицы — Тбилиси.

В первые годы после перемещения из Абхазии, государство не обеспечило эффективной помощи ВПЛ. Большинство «старых» ВПЛ, которые свои дома оставили еще в 1993-1995 г., до сих пор ютятся у своих родственников или друзей или проживают в зданиях бывших больниц, детсадов, заводов, гостиниц и школ. Они до сих пор ждут внимания от властей и своей очереди на новое жилье.

Перемещенные лица в регионе Самегрело сталкиваются с множеством различных социально-экономических проблем. По словам участников встречи в Зугдиди, основной проблемой из года в год остается неэффективная и часто непонятная система обеспечения ВПЛ новым жильем. За этим следуют проблемы передвижения на свои сельскохозяйственные земли, плохие условия жизни, высокий уровень безработицы и нехватка информации о государственных программах помощи ВПЛ, как среди местных жителей, так и среди самих ВПЛ.

Например, программа обеспечения жильем «Дом в деревне» была запущенна Министерством ВПЛ в 2014 г. По этой программе, все желающие переселенцы в Грузии могут получить дом в любой деревне любого региона, вне зависимости от настоящего места проживания. Сумма на приобретение дома зависит от количества членов семьи. Например, каждой семье из 1-2 человек положено 17 000 лари, из 3-4 — 21 000 лари и т. д.

К сожалению, процесс получения дома в деревне очень непростой. Русудан Пачкория из Института правовой защиты утверждает, что пока не многие ВПЛ знакомы с возможностями этой программы. К тому же, процедура от подачи заявления до получения ключей от дома длится слишком долго, поэтому даже те, кто заинтересованны в этой возможности, остаются недовольными и пока в ожидании.

Несмотря на шаги, предпринимаемые грузинскими властями в борьбе с проблемами ВПЛ, пока не все необходимые меры были предприняты и осуществлены. И хотя правительство страны приняло специальный план действий по расселению ВПЛ, в стране и особенно среди самих ВПЛ, чувствуется острая нехватка понятной информации об осуществлении этого плана.

«У нас получается «испорченный телефон». Уже столько лет все что-то делают: и государство, и НПО, и международное сообщество. Все хотят помочь, а ВПЛ так и не стали жить лучше. И многим кажется, что этот процесс длится бесконечно. Многие даже понятия не имеют, какие у них есть возможности, в каком порядке работает система расселения ВПЛ и кто за что ответственен», — сказала IWPR участвовавшая во встрече журналист местного радио «Атинати» Майа Пипия, которая сама так-же является переселенкой из Абхазии.

С ней согласен и Яго Пасандзе, глава неправительственной организации «Саундже», работающей в западной Грузии: «Продолжением организованной вами встречи в Зугдиди по вопросам ВПЛ будет, надеюсь, значительное улучшение существующих дефектов в коммуникации между секторами. Так как у нас, на самом деле, даже НПО не делятся информацией между собой, что уж говорить о самих ВПЛ. Немудрено, почему эффективность специального плана действий по расселению ВПЛ и других важных программ столь низка».

Плохую информированность общества о существующих программах социальной помощи, финансируемых из бюджета страны, подтверждает и то, что мало кто из участников встречи знал о существовании в местной администрации системы «одного окна». Эта упрощенная система помощи ВПЛ, когда переселенцы могут в одном кабинете получить всю нужную информацию о государственных программах помощи, предлагаемых в местном самоуправлении. По словам Гоги Ревия, главы социальной службы в Зугдидском муниципалитете, система «одного окна» может быть очень эффективной и сейчас идет процесс информирования общества о ней. К тому же, все доступные программы помощи ВПЛ есть и на сайте муниципалитета.

К сожалению, упомянутый сайт не очень «дружелюбен» к пользователям и найти на нем нужную информацию – очень сложно.

Но именно налаженный канал информации, соединяющий воедино все существующие программы помощи ВПЛ от различных организаций, открытую и понятную систему доступа переселенцев к ним, помог бы всем сторонам: и самим ВПЛ, и людям, работающим в сфере программ помощи и их обслуживания.

Проблема, по словам участников дискуссии, заключается и в том, что в регионе нету договоренности и единства в работе с ВПЛ: центральные власть сама по себе, местные власти тоже сами по себе, НПО и международные организации так же, а в местных СМИ появляются лишь отдельные истории или нашумевшие дела.

По словам Геронтия Каличава, главного редактора интернет издания Livepress.ge, его редакция часто освещает проблемы ВПЛ, недостатки системы расселения и начисления баллов семьям переселенцев, плохие условия жизни, и осуществляемые проекты. Но даже ему, как проффесиональному журналисту, часто бывает трудно найти всю нужную конкретную информацию, о том или ином проекте. «Я так и не смог выяснить, кто будет строить два новых корпуса для ВПЛ в Зугдиди, о которых недавно объявленно, и как долго они будут их строить».

Guest-speakers on discussion

Докладчики на открытой дискуссии по вопросам ВПЛ в Зугдиди. Слева на право: Геронти Каличава из Livepress.ge, Арчил Тодуа из зугдидского офиса Transpаrancy International и Нона Убилава, представитель правительства Абхазии в изгнании. Фото Александра Кешелашвили

О нехватке коммуникации между сторонами в вопросе обеспечения ВПЛ новым жильем говорит Арчил Тодуа из регионального офиса правозащитной организации Transparency International: «Несмотря на то, что наше правительство ежегодно старается работать над этим вопросом, всем его [жилья] все равно не хватает. Несколько десятков тысяч семей ВПЛ из Абхазии до сих пор остаются без своей крыши над головой. Чтобы эффективнее обеспечить их кровом над головой, власти создали систему критериев. Но не все переселенцы укладываются в них. Поэтому, когда единицы получают квартиры, тысячи сразу же устраивают забастовки и акции протеста. К тому же, сама система критериев непонятна, в ней очень мало прозрачности. Это порождает слухи и возмущение у других ВПЛ».

Другая проблема на которую обращает внимание правозащитник, это то, что даже новые дома для переселенцев строятся очень некачественно. Поэтому, счастливые обладатели своего жилья не могут радоваться сполна и должны заниматься ремонтом, либо же требовать его от властей, поэтому, они тоже остаются недовольными.

«И хотя власти реагируют на такие жалобы достаточно быстро и все исправляют, но не понимаю, почему нельзя об этом думать с самого начала, чтобы не было двойных затрат и дополнительных работ».

IDP house for IDP'S

Новый дом для беженцев в Зугдиди. Бюджету страны он обошелся в 1,2 млн. лари. Еще новым его уже надо было ремонтировать, так как не было нужного контроля за работами. На ремонт новой многоэтажки из бюджета страны потребовалось около 100 тысяч лари. Фото Теи Шония

По словам Русудан Пачкория, из Института правовой защиты, для самих ВПЛ найти нужную информацию бывает еще сложнее, тем более, что по данным народного защитника Грузии за 2014 г., на которые на встрече опиралась правозащитница, основным источником нужной информации по праводимым программам социальной и экономической помощи для 45% ВПЛ служило Министерство по делам ВПЛ. 28% переселенцев основную нужную информацию узнавали от других ВПЛ и лишь 27% использовали СМИ как источник нужной  информации (из них лишь 1% в этих целях пользовались интернетом).

«Они [ВПЛ] напрямую идут в министерство, звонят в приемную и пишут письма. И тут одна большая проблема – им чаще всего предоставляют не полную информацию. И почти всегда они ее не понимают, так как это специфический язык».

Проблема системы, по словам Русудан Пачкория, заключается и в том, что на запросы граждан госслужащие реагируют очень бюрократично: всем отправляются одинаковые письма, совпадают ответы, текст ответов пишется юридическим языком с перечислением нормативных актов и законов.

«Все приходят к нам с единственным вопросом: «Что это значит?» Поэтому, приходиться всегда и все объяснять. А это затяжной процесс», — объясняет Пачкория.

Все представители гражданского сектора и региональных СМИ на встрече в Зугдиди подчеркивали, что координация между министерствами и государственными институциями, а так же ограниченная отчетность их деятельности, приводит к дезинформации, неэффективности и заторможенности в действиях. Наибольшую озабоченность вызывает нарушение процедур переселения. Например, ВПЛ даны очень короткие сроки на переезд. Кроме того, они своевременно не получают информацию о том, куда будут переселены и на каких условиях. Многие местные и международные НПО регулярно критикуют власти страны за нарушение прав ВПЛ.

Именно поэтому, участники дискуссии в Зугдиди приветствовали инициативу IWPR собрать всех представителей вовлеченных сторон за одним столом. На открытую дискуссию пришло 22 представителя из приглашенных организаций.

«Желательно, что-бы последующие встречи были тематически направленны на определенные вопросы, например, проблемы коммуникации министерства с обществом, расселение, доступность к средствам существования и др. Так же, было бы хорошо выдвинуть конкретные вопросы на передний план, а затем адвокатировать представленные вопросы в обществе», — утверждает Яго Пасандзе.

К нему присоединяется и Хатуна Бечвая из организации «Таназиари». Она утверждает, что тема дискусии – очень важна. И еще важнее то, что на встречу пришли представители всех вовлеченных в дела ВПЛ сторон: НПО, местные власти и СМИ.

«Основной проблемой всех сторон является недостаточная коммуникация непосредственно с самими ВПЛ. Их тоже нужно вовлекать в такие встречи, которые необходимо проводить на регулярной основе».

Автор текста Регина Егорова-Аскерова


Встреча была организована в рамках проекта «Женщины за равенство, мир и развитие в Грузии», осуществляемого ООН Женщины и проекта IWPR «Женщины объединяются за мир – голос перемен», профинансированного Министерством иностранных дел Норвегии.

About Регина Егорова-Аскерова

Регина Егорова-Аскерова — журналист из Литвы и веб-редактор IWPR Кавказ, уже 6 лет живет и работает в Грузии. Сейчас является редактором сайта о женском миротворчестве women-peace.net под началом IWPR, тренером и ментором молодых журналистов в Тбилиси. Интересуется темами прав человека и женщин, активизацией молодежи и миротворчеством.

Comments are closed.

Copyright © 2015 WOMEN-PEACE.NET