Творчество – терапия в зоне конфликта

Ноябрь 11, 2015

Жительницу Ахалгори Тамару Меаракишвили, журналисты, местные жители и другие люди, знают как активную гражданку, борющуюся за права.

Tamara Mearakishvili

Жительница Ахалгори Тамара Меаракишвили — блоггер и правозащитница. Фото из личного архива

Посты от Тамары в социальной сети Facebook уже давно стали источником информации и многие следят за ними внимательно. До 2014 года Тамара оставалась директором Дома детского творчества, сейчас же она хозяйка «Арт-Кафе». Несмотря на тяжелое положение в Ахалгори (в Южной Осетии называют Ленингор), Тамара не покидает свой родной поселок. Как и не покинула его даже во время войны 2008 года.

—  В первую  зиму после войны, не было отопления, дров для топки и я одна, так сказать, охраняла мою работу. У всех были свои проблемы, а я вот работой занималась. Дети понемногу стали ходить, около десяти детей. И мне было важно учить их и быть там для них. Я детей приводила к себе домой, когда в помещении было очень холодно. Два раза в неделю вот так мы и собирались. Дети ко мне ходят и грузины и осетины, мы не разделяем. Для меня все дети. И их родители доверяют мне.

— Вы очень активная в социальных сетях. И журналисты черпают информацию из ваших постов. Как вы начали это делать и почему?

—  Я пишу критику, потому что хочу жить в лучшем обществе. Я знаю, что меня читают как в Тбилиси, так и в Цхинвали. Я считаю, что нужно уметь бороться за свои права, за права человека. Я вижу, что в Грузии защита прав человека более продвинута, чем в Южной Осетии. И у меня много требований и претензий, хочу, чтобы и там было так же хорошо, тот уровень. Поэтому, иногда они (администрация ЮО) не понимают, что я хочу, что я требую. Есть много людей кому не нравится ситуация происходящая в Ленингори, но они боятся и не говорят об этом вслух, и уж тем более в социальных сетях не пишут.

Но мне рассказывают, и я это озвучиваю. Помимо того, что я говорю, еще и люди хотят, чтоб их голос тоже был услышан. Потому, что надо показать властям, что мы не немые. Мы остались жить и не уезжаем в другие места, но хотим достойно жить. И иногда, даже, результат виден. Например, летом писала, что улицы не поливают водой, пыль стояла ужасная, и вдруг начали поливать.

— Вы участвуете в миротворческих процессах?

— Да, но не очень часто. Я была на «Точке зрения». Вообще, для меня все встречи, тренинги – это как праздник, ведь это возможность для меня выучить что-то новое, приобрести знания. Потом я их передаю и другим. Например, я прошла тренинг по теме как подавать иск в Европейский суд по правам человека, если живешь на непризнанной территории. И я свои знания также и своим знакомым, друзьям передала в Ленингори, в Цхинвали.

— Как было во времена правления Кокойты и как вам сейчас?

— Было как-бы легче работать, но и страшно было. Было два противоположных состояния и хорошее, и плохое вместе. А сейчас, нынешние власти, даже не знаю как охарактеризовать их. Ну есть…

— Но почему, несмотря на все сложности, вы остаетесь жить там?

— Мне здесь нравиться. Я родилась и выросла тут, поэтому не хочу уезжать никуда.

— Вы потеряли работу и вы сами себе создали новую. Расскажите, как это вышло?

Tamara in art-cafe

В «Арт-кафе» собираются и осетины и грузины – дверь открыта для всех. Фото из личного архива

— После того, как меня уволили, а я привыкла быть такой активной, я целыми днями вязала – это было для меня терапией. И когда я получила окончательный ответ из суда, что меня не восстановят, то начала думать, что же мне делать. Тогда я нашла помещение и взяла его в аренду. Хозяин за первый месяц даже денег с меня не взял, сказал, вначале попробуй, посмотри,  как это у  тебя получится. Сейчас примерно столько в конце месяца получается, чтобы за аренду платить и нужные материалы покупать. Мое арт-кафе уже знают, местные приходят, а также гости из Цхинвали, Владикавказа. В итоге у меня вышло «арт-кафе», где можно приобрести рукодельные изделия. Сейчас ко мне приходят «мои дети». Они учатся, как делать разные изделия своими руками.

— Есть ли проблемы, связанные с вашей деятельностью?

— Да, бывают. Даже на открытие кафе пришла милиция. Я позвала туда и цхинвальцев, и местных жителей, было так хорошо, весело, пока КГБ не пришло. Начали говорить, что я шпионка, каждый раз в Тбилиси езжу и Бог знает с кем я каждый раз встречаюсь. Но ведь и их родственники ездят в Тбилиси, их они шпионами называть не будут. Но мне приятно, все равно люди приходят ко мне и доверяют. Мы тут с местными женщинами собираемся и поделки делаем, и болтаем. Вот даже экскурсию им организовала, поехали отдохнули, развеялись. От женщин тут слышно постоянно, что им плохо, депрессия, ну и самый максимум развлечения для них – это пойти в кафе, съесть что-то и все. А я их к себе зову и говорю, приходите, сегодня вас научу, как карбонару делать, а в другой раз другие вещи. И так лучше, веселее и не уныло как-то. Дети приходят, просят подготовить к сдаче экзаменов. Когда такое происходит, у меня мотивация бороться дальше появляется, вижу что нужна людям.

В моем «Арт-кафе» собираются и осетины и грузины – дверь открыта для всех.

Интервью подготовила Эдита Бадасян

Comments are closed.

Copyright © 2015 WOMEN-PEACE.NET