В приграничных селах недовольны системой социальной помощи

Октябрь 14, 2015

Новая методология присвоения баллов социально незащищенным семьям вступила в силу в мае 2015 года и перепроверка семей началась по новым правилам. Реформа задействована во всей Грузии одинаково. Но население приграничных сел зоны конфликта считает, что в селах у разделительных линий социальная помощь должна быть у всех.

20150911_165443

Жительницы сел в конфликтных зонах сетуют на систему назначения социальной помощи. Фото М. Хуцишвили

«В колодцах высохла вода, мы тоскуем даже по питьевой воде. Половина садов осталась необработанной, так как не было горючего. Урожая не было. Наши участки не политы. Мы надеялись на дождь, но и он не пошел. На зиму нет дров. Как мы должны пережить зиму – не знаем…» — это малая часть проблем, о которых говорит население в селах на разделительной линии Карельского района.

Единственной надеждой пострадавшего населения во время войны 2008 года была социальная помощь, которую на сегодняшний день прекратили оказывать многим семьям. Так как, по новой методологии, при оценке социального положения семьи, значение придается доходу семьи и потенциально приносящему доход имуществу. А факторы места проживания никак не учитываются.

Согласно информации Агентства социального обслуживания, по старой методологии высший предел рейтинговых баллов был 57 000, а сейчас верхний предел повысился до 65 000. Кроме того, согласно анализу, семьи, находящиеся ниже рейтингового балла 57 000, в месяц получали социальную помощь в среднем 165 лари.  По новому проекту, социальная помощь для семей, у которых рейтинговый балл будет меньше 30 000, вырастет и в среднем будет до 331 лари без надбавки на детей.

В новой методологии впервые появилась дифференциация баллов. То есть, до сих пор все, получившие меньше 57 00 баллов семьи, получали равную сумму, а сейчас будет выделено несколько групп.

Также на определение баллов не влияют переменные старой методологии: субъективная оценка социального агента и бытовые, длительного потребления вещи (холодильник, стиральная машина, газовая плита, водонагревательный бак, телевизор, употребление табака).

Но население опровергает эту информацию и говорит, что учет ведется не только скота, домашней птицы, земель, бытовых предметов, но и собак и кошек. «Сказали, если у вас есть еда для кошки или собаки, не нуждаетесь в помощи…», — говорит Шорена Гогличидзе, которая живет в селе Тамарашени Карельского района.

В Агентстве социального развития говорят: «Новая методология присвоения статуса для социально незащищенных была разработана в масштабе всей Грузии из-за возникшей в ней необходимости. Выделение в этой программе какого-либо региона не было бы правильно, так как программа должна охватить как можно больше людей, которые реально нуждаются в помощи. При присвоении баллов проект учитывает разного рода нужды, поэтому мы надеемся, что баллы будут присвоены справедливо и это будет облегчением и для сел в зоне конфликта».

Население Кнолеви, Авлеви и Церониси считает, что эти села оторваны от внешнего мира и люди повисли в воздухе: «До выборов все приходили. А после выборов все сели в свои кресла, и никто о нас не помнит. Когда члены нашей семьи отводят скот на пастбища, мы весь день находимся в страхе, когда они вернутся…»

unnamed

Дом Мананы Тхлашиде наполовину разрушен во время военного конфликта в августе 2008-ого года. Фото М. Хуцишвили

«В Агентстве хорошо знают об обстановке на контролируемой нами территории, где  могут передвигаться социальные агенты и соцработники. Женщины, у кого есть дети, могут включиться в кризисную программу. Программу помощи находящимся в кризисном положении семьям с детьми выполняет Агентство социального обслуживания, и программа уже помогла более 2300 семьям. Желающий подключиться к программе должен написать письмо в наш районный филиал и попросить включения в кризисную программу», — говорят в Агентстве социального обслуживания.

Нана Тхлашидзе два года и два месяца ухаживала за больным супругом. У Дато Тхлашидзе была опухоль на челюсти и языке. Он скончался шесть месяцев назад. «В месяц пять раз ходил к врачу – те долги я до сих пор не выплатила. Нужно сделать могилу, поминуть годовщину. Я и мои три сына со своими семьями живем в этом одном доме, который может развалиться буквально от одного толчка. За нами некому присмотреть. Работы нет. Урожай не пришел, мы даже фасоль покупаем, чтобы поесть. Мне 51 год, до пенсии осталось еще девять лет, но проживу ли я девять лет? И я сделала три, из них две тяжелейшие операции. Я – инвалид третьей группы. Внук пошел в школу и я не смогла ничего купить. Когда говорю «бабуля, куплю завтра…», отвечает: «ты настоящая выдумщица». Социальную помощь отменили, когда умер муж. Сказали: «У вас не стало одного члена семьи, и не получите (помощь)…». Когда пришла перепроверить, сказали, что в базе нас вообще не видно…».

Самая главная проблема, которая беспокоит население – безработица. Но в большинстве случаев, жители отказываются от работы, чтобы им не сняли социальную помощь, так как работа временная. Семья Мананы Тхлашидзе получала социальную помощь четыре года. Ее сын работал всего месяц, и когда зафиксировалась зарплата в 700 лари, получила письменное уведомление, что больше не получит помощь.

В отчете наблюдателя по правам человека женской организации ООН Мариам Бучукури еще за 2014 год отмечено, что населению, особенно женщинам, которые живут в селах у пограничной разделительной линии приходится жить в условиях множества проблем. Им ежедневно приходится выносить тяжелое физическое и социальное положение. Женщины занимаются физическим трудом в своих хозяйствах ради благополучия и финансовой устойчивости семьи, хотя нужно отметить, что доходы от сельского хозяйства маленькие, что не обеспечивает удовлетворение элементарных потребностей семьи.

Население переживает тяжелое психологическое и социальное давление. Особенно высокий уровень онкологических заболеваний среди женщин.

В пострадавших от конфликта селах, особенно в общинах близ разделительной линии, очень тяжелый социально-экономический фон. Большая часть сел после боевых действий 2008 года потеряла доступ к землям сельскохозяйственного назначения и пастбищам, что было основным источником их домашнего хозяйства. В селах, где имеют землю, вода для полива – до сих пор проблема.

Правда, по информации аппарата народного защитника, в последние годы в них проведены важные инфраструктурные мероприятия, такие как газификация, строительство скважин, реабилитация дорог, школ и амбулаторий. Все же, основной проблемой на сегодняшний день остается отсутствие дохода, что делает местное население зависимым от государственной помощи, в том числе пенсии и прожиточного пособия.

Автор материала Мзевинар Хуцишвили

About Мзевинар Хуцишвили

Мзевинар Хуцишвили, независимый журналист в Грузии

Comments are closed.

Copyright © 2015 WOMEN-PEACE.NET