Грузинские женщины борются за безопасные аборты

Ноябрь 05, 2019

Церковь, политики и даже медработники зачастую выступают против прерывания беременности.

Тако Сванидзе

Скриншот обложки отчета исследования о проблемах в получении доступа к безопасным абортам (Источник: hera-youth.ge)

Хотя аборт в Грузии является законной процедурой, многие женщины все еще испытывают трудности с доступом к безопасным медицинским услугам. Причины – социальное давление, предрассудки и дороговизна.

В прошлом году в стране было сделано около 23 тысяч абортов, но общество по-прежнему решительно выступает против этой процедуры. Согласно опросу местной исследовательской организации CRRC Georgia, 69% грузинских женщин заявляют, что никогда не смогут оправдать аборт.

Это может быть отчасти связано с влиянием Грузинской православной церкви. Недавно Католикос-Патриархат потребовал, чтобы плод наделялся юридическим статусом с самого первого дня своего появления.

«Жизнь плода должна быть защищена с момента зачатия, – сказал IWPR один из священнослужителей, отец Леван. – Я знаю некоторые международные правовые акты, признающие плод как наследника. Это означает, что они признают право эмбриона на жизнь. Церковь всегда поддерживает женщин и помогает им не совершать такой греховный поступок».

При этом даже некоторые врачи могут отказать женщине в совершении аборта из-за своих религиозных убеждений. Гульнара Гулиашвили, гинеколог из Марнеули – региона, где преимущественно проживают этнические азербайджанцы, говорит, что никогда не делала аборт, поскольку считает это преступлением.

«Как я могу убить живое существо? Если вы христианин, вы найдете ответ на вопрос, почему я против абортов», – говорит Гульнара

«Я всегда предупреждаю своих пациентов об опасности аборта. Я пытаюсь переубедить их не убивать плод, у которого уже есть душа и все признаки жизни. Я делаю то, что считаю правильным. Окончательное решение всегда остается за женщиной. Но если она решит сделать аборт, ей следует обратиться за помощью к другому врачу», – сказала Гулиашвили, добавив, что, по ее мнению, большинство врачей разделяют такую позицию.

Официальная позиция правящей партии «Грузинская мечта» в отношении абортов – неохотная поддержка. Дмитрий Хундадзе, заместитель председателя парламентского комитета по здравоохранению, подчеркивает, что запрет абортов не является наилучшим способом решения проблемы и фактически может привести к увеличению числа незаконных попыток прервать беременность.

«Наш подход заключается в том, что государство должно делать все, чтобы потенциальная мать не принимала такого решения, – продолжает он. – Улучшение социальных условий наряду с повышением качества образования и осведомленности являются способами решения проблемы. Тем не менее, окончательное решение принимает сама женщина».

Другие члены партии придерживаются более экстремальных взглядов. На заседании парламента в октябре депутат от «Грузинской мечты» Александр Эрквания назвал «циничным» тот факт, что «смертная казнь запрещена, но женщины имеют право на аборт».

Он утверждал, что Грузия столкнулась с демографической катастрофой. И страна не может развиваться, придерживаясь подхода, допускающего аборты.

Между тем, неправительственная организация HERA XXI, занимающаяся вопросами репродуктивного здоровья женщин, провела исследование о проблемах в получении доступа к безопасным абортам. Оно показало, что стоимость процедуры является одним из главных препятствий, с которыми сталкиваются женщины.

Расходы в размере от 80 до 250 лари (от 27 до 85 долларов США) означают, что некоторым женщинам приходится брать в банке кредит. Одни ищут альтернативные варианты – более дешевые незаконные операции в своих регионах. Другие живут в сельской местности, где слишком сложно получить доступ к качественным услугам.

38-летняя этническая азербайджанка, мать двоих детей из Марнеули, попросившая сохранить ее анонимность, рассказала, что обратилась к вышедшему на пенсию гинекологу, предложившему услуги на дому, а не в медучреждении. Женщина объяснила, что решилась на аборт, поскольку попросту не могла позволить себе иметь больше детей.

«Аборт был для меня решением. Мне было очень непросто его принять, но когда я думаю о последствиях рождения третьего ребенка, то понимаю, что это был единственный выбор. Я пошла и сделала это втайне от своего мужа. К сожалению, у меня не было достаточной информации о противозачаточных средствах, которые могли предотвратить это. После последнего аборта я, конечно, пользуюсь защитой», – говорит она.

Зураб (Гирчи) Джапаридзе, лидер и основатель грузинской партии либертарианского толка, настаивает на том, что женщины должны иметь право выбора.

«По сути, между правительством и обществом не ведется должной дискуссии по этому вопросу. Эта тема стала популярной после того, как один из высокопоставленных представителей Патриархии в своих проповедях призвал запретить аборты. Затем эта тема вновь исчезает из заголовков», – сказал Джапаридзе.

Ежегодный доклад Омбудсмена по вопросам сексуального и репродуктивного здоровья и прав человека указывает на то, что женщины не имеют доступа к полной информации о средствах контрацепции.

«Прекращение использования современных методов планирования семьи вызвано распространением мифов о вредном воздействии гормональных контрацептивов. Эти мифы тиражируются и гинекологами, – говорит Эленэ Каихосрошвили, активистка и представительница аппарата Народного защитника. – Проблема также в том, что женщины редко обращаются к врачу вместе со своими партнерами или мужьями, чтобы получить консультацию по вопросам контрацепции. Защита от нежелательной беременности полностью считается ответственностью женщины».

Между тем, Народный защитник Грузии сообщила, что селективные аборты по гендерному признаку по-прежнему остаются проблемой в регионах с высокой долей этнических меньшинств. Правительство рекомендует медицинским работникам не раскрывать родителям пол ребенка до 16-й недели беременности. Но эта рекомендация не носит обязательного характера.

Еще одна женщина, пожелавшая остаться неназванной, рассказала IWPR, что прервала четыре беременности, поскольку ее муж и его родственники настаивали на том, чтобы следующий ребенок был мальчиком.

«У меня уже были две девочки, и мой муж и его семья заставляли меня родить мальчика. Когда я впервые делала аборт, мне было очень страшно, но я знала, что муж хочет мальчика. Наконец, у нас появился мальчик. С тех пор я пользуюсь защитой. Хочу вам сказать, что аборт – это очень трудное решение и очень вредная процедура для организма женщины. Если бы у меня изначально родился мальчик, я бы не прошла через все это», – говорит она.

Исследователь по гендерным вопросам Хатия Ахалая, подвергшаяся массовой травле из-за своих видеороликов о сексуальном воспитании, которые она публикует на YouTube, подчеркивает: проблема заключается в недостатке образования и стигматизации, которая по-прежнему мешает обсуждению вопроса женской сексуальности.

«Аборты являются частью женской сексуальности, а сексуальность была в нашей стране табуированной темой … Во времена Советского Союза никто не говорил об этом, поскольку это считалось постыдным, и мужчины использовали это, чтобы сохранять контроль над женщинами. Мы тоже являемся наследниками советского опыта, и мы не можем открыто говорить о женской сексуальности и абортах», – сказала она.

Источник: Georgian Women Struggle To Access Safe Abortion (IWPR)

About Тако Сванидзе

Тако Сванидзе, независимый журналист и корреспондент IWPR в Тбилиси, Грузия.

Comments are closed.

Copyright © 2015 WOMEN-PEACE.NET